23 июля 2015
Фермер Светлана Батареева: «Мы разве не импортозамещением занимаемся?»

Неподалёку от Выльгорта расположилось довольно крупное крестьянско-фермерское хозяйство. «КомиФерма» встретилась с одним из его основателей Светланой Батареевой.

- Светлана Витальевна, расскажите, когда решили заниматься сельским хозяйством, с какими сложностями столкнулись?

- Торгово-закупочной деятельностью, продажей мяса, мы стали заниматься с 1993 года. Тогда мы сами выращивали, сами забивали и вывозили на центральный рынок в Сыктывкаре. Тогда была перестройка, тяжело было, надо было выжить. Я сидела по уходу за ребёнком, и в свободное от домашних забот время я потихоньку начала заниматься этим бизнесом. Сначала кур приобрела, потом свиней. Сначала торговали с тележки возле магазина в Лесозаводе, потом посоветовали выйти на центральный рынок. Там я проработала 16 лет. В 2010 году мы последовали совету и организовали крестьянско-фермерское хозяйство. Хотя до этого занимались тем же самым: покупали, выращивали, забивали, продавали на рынке.

DSCN0420.jpg

- Почему решили оформить КФХ?

- Просто сейчас появилась возможность получать господдержку. До 2010 года мы ни о каких поддержках не слышали. Наверное, потому что сельское хозяйство – та отрасль, в которой надо работать днём и ночью, 24 часа в сутки. Тогда мы построили маленький сарайчик, поставили поголовье крупного рогатого скота, взяли тогда 32 головы. Сейчас у нас уже 105 голов за лето бывает, может и до 150 набраться. Про дотацию мы уже наслышаны, знаем, что есть поддержка крестьянско-фермерским хозяйствам. Это техперевооружение, по этой программе нам вернули 40% стоимости купленного трактора. Благодаря этой программе купили автолавку, ездим по всем деревням Сыктывдина и близлежащих районов, цивилизованно продаём мясо, привезённое на машине с холодильным оборудованием. На прилавке нет ни мух, ни прочей живности, всё в рамках санитарных правил. Люди очень довольны, потому что всегда есть свежее мясо. Если мы какую-то часть мяса не продали, мы ни в коем случае не отправляем его на второй день торговли. У нас есть перерабатывающий цех, там из натурального мяса без биодобавок приготавливаем пельмени, голубцы, манты, варим холодец. У нас есть свои магазины, только в них можно купить нашу свежую продукцию. Если наибольшим спросом пользуются пельмени, мы делаем больше пельменей, если голубцы – делаем больше голубцов. Наше хозяйство безотходное. Понятно, что где животные, там и навоз. Мы его тоже продаём.

DSCN0409.jpg

- Кроме КРС кто на вашей ферме ещё водится?

- Свиньи. Правда, сейчас мы их поголовье постепенно уменьшаем. С ними тяжелее стало работать, плохо растут. Мы не такое большое предприятие, у нас условия похуже. Может, солнечного света не хватает. Может, так их сильно любим, что перекармливаем (улыбается). В общем, тяжеловато с ними дело идёт, сейчас акцент на крупный рогатый скот будет.

DSCN0407.jpg

- Реализация только через ваши магазины?

- Да. С «Ассорти» мы работали, был магазин в магазине, но не получилось. Хотя мы на них не в обиде, аренду небольшую брали. Просто было и их мясо. Наше свежее мясо стоит дороже заморозки, поэтому люди приходили на рекламу свежего мяса от местного производителя, а брали более дешёвое замороженное, лежащее рядом.

DSCN0507.JPG

- С какими проблемами сейчас сталкиваетесь?

- С землёй у нас всегда проблемы. Мы находимся на земле Сыктывдина, а это рядом с городом. Надо соблюдать санитарные нормы, по которым мне нужно больше земли. Сейчас администрация района пытается мне помочь, но переехать на другое место сложно. Надо выбрать то место, где хотя бы есть дороги, вода и подключение к электросети. Без этого животных не вырастишь. А сейчас я иду на аренду, субаренду, только бы мои бычки паслись.

DSCN0418.jpg

- Откуда берёте работников?

- Мы очень хорошо работаем с агропромышленным техникумом, да и мой сын его закончил. Ребята здесь стажируются. Всё сено мы закупили у них, ребята учатся его косить, и нам с ними удобно работать, потому что своего сенокосного угодья у нас нет. После окончания техникума некоторые его выпускники устраиваются к нам на работу. Всего у нас 4 работника на самом хозяйстве, а если взять все наши предприятия, то около 30.

DSCN0508.JPG

- Не появлялось мысли всё бросить?

- Таких индивидуальных предпринимателей как я у нас очень мало. Я была в Усть-Цильме, там построили красивые фермы, замечательные девочки и мальчики там работают, глаза у всех горят. Но я посчитала-подумала, что у них там реализации нет. Я своими руками выстроила схему «произвести-переработать-реализовать». Реализация – основная проблема. Мне не так важна материальная помощь от государства, сколько организационная. А когда приходишь в администрацию, а там постоянно двери закрыты, руки опускаются. Допустим, надо было в этом году программу производственного контроля написать, мы одни из первых получили этот документ, сейчас законно работаем. Многие этот документ не получили. Но почему-то я не вижу помощи. Вот на самых верхах говорят импортозамещение. Но разве мы не этим занимаемся? Все рвутся в министры, но не все могут ими стать. А идти на навоз работать мало кто хочет. Если наше предприятие закроется, 30 человек останутся без работы. Иногда думаю, зачем мне всё это нужно? Мне уже скоро на пенсию. Но потом посмотрю на этих молодых людей, которые поверили в меня, пошли за мною, а сейчас я скажу им: «Извините, ребята, я ухожу, а вы сами разбирайтесь». Вот только это меня здесь задерживает. Но если постоянно палки в колёса вставлять будут, никакого желания работать не остаётся.